?

Log in

 
 
01 September 2007 @ 01:51 am
Материалы для сообщества  
Сериал 2004 года Shinsengumi!.
Краткое содержание серий.

Первая серия.

Синсэн в боевой обстановке. В наличии: Тодо, никак не могущий отыскать свой комплект униформы, Хидзиката, привычно вздыхающий по поводу не менее привычного отсутствия всяческого присутствия со стороны Сайто, Окита, разработавший новую технику удара (энтузиазм по этому поводу у окружающих тоже отсутствует). В наличии: величественный Кондо, совершенно невеличественный Харада и хорошо замаскировавшийся Ямадзаки. В наличии их коллеги и друзья. Ну и конечно их противники.

После первого знакомства с действующими лицами, нам рассказывают, как они дошли до жизни такой.
Смена декораций, до массакра остается целых десять лет. Появляются: Кацура, проявляющий некоторое сочувствие к помятому бродяге, оказавшемуся Рёмой, Рёма, поедающий в дипломатических целях холодную лапшу, молодые Кондо и Хидзиката, вознамерившиеся спереть (скажем тактичнее – одолжить насовсем) звездно-полосатый флаг, крупный мыслитель эпохи Сакума Созо, в свободное от смеха над собственными шутками время изрекающий ценные мысли и раздающий ценные указания.

Вторая серия.

Явление Харады народу. Этого уже достаточно. Если нет, то надо сказать, в этой же серии мы впервые встречаемся еще и с Нагакурой, выглядящим не по годам серьезно. Если и этого недостаточно, то еще в этой серии Кондо читает молитву над первой своей жертвой. Прирожденный хаотик Сутеске (широко известный в деревне Тама и прилегающих окрестностях как "ааа, тот самый неприятный тип") зажигает. Ну и конечно, надо сказать, есть женщины в местных селеньях. На зависть и устрашение соседям.

Третья серия.

Арестованный Сакума издевается над гражданами, которым не повезло его арестовать. Великий маркетолог Хидзиката весьма оригинальным способом обеспечивает спрос на товар, производимый отцом.
Обсуждать в додзё Сиейкан вопросы национального значения просто невозможно, то Окита пробует силы в работе визажиста, то чайную заварку не найти, то свадебные перспективы всплывают.
Да, кстати, производимое семьей Хидзикаты лекарственное средство является, как бы это помягче сказать, плацебо.

Четвертая серия.

Утренняя побудка в додзё это натуральная песня. Подсчет сначала сардинок, а потом жен – другая. Пришествие сначала невесты, а потом представителя конкурирующей школы и разбегающиеся при их виде мужчины всех поколений школы Теннен Рисин, массовое знакомство будущих фигурантов с взаимозачетом по шеЯм. И – только представьте себе – в серии есть трезвый, спокойный и где-то даже гостеприимный Серидзава. Что само по себе событие из ряда вон, как говорится, медведь на полюсе сдох (тихий ангел пролетел, милиционер родился). Неудивительно, что в конце серии привычный мир встанет с ног на голову.

Пятая серия

И в ней имеет место вступление Кондо в законный брак. Запихивание жениха в парадный костюм бросили, как только прибыли гости, и он сам отчаянно пытался влезть в сложнопостановочные портки. Что гости напились еще до церемонии, даже упоминать не стоит. А как Гендзабуро объяснял свежеиспеченному супругу в чем смысл и задачи брака, а ля пчелки и птички, только в фехтовальной терминологии, а потом супруг, путаясь и запинаясь, пересказывал лекцию жене, это нечто. Ну и какая же свадьба без бардака и непредвиденных осложнений? В роли бардака – свалившийся на голову брачующимся Сайто (на момент событий еще Ямагути). Хотя, надо заметить, совместные действия по спасению последнего заметно укрепили молодую семью.

Шестая серия.

Матриарх семейства Кондо вечно недовольна. После свадьбы Исами поводов для недовольства стало вдвое больше, хорошо еще, теперь можно срывать плохое настроение и на невестке.
Кондо разочаровался в старом знакомом – старый знакомый связался с Киёкавой.
Объясняться с чужеземцем на языке жестов оказалось несколько сложней, чем можно было подумать. Но общий интерес (к женскому полу) объединяет. В данном случае он объединил Хидзикату и переводчика американской миссии Хейскена.

Седьмая серия.

Кондо Исами становится новым мастером школы Теннен Рисин с большой помпой. В доспехах он кажется Сутеске похожим на Такеду Сингена. Яманами и Хидзиката играют в стратегов. Пока играют. Но уже видна разница в их логике. Кадр с падающим листом банальный, но все-таки красивый.
Методы охмурежа женщин значительно разнятся у резидентов додзё, как можно заметить во время последовавшей за инаугурацией пьянки, по ходу которой Кондо демонстрирует навыки живописца. Его жена – тоже. (Кимоно с вышитым черепом, кстати, сейчас музейный экспонат).

Восьмая серия.

Друзья и знакомые кролика размножаются как... ну, как кролики. Скоро додзё не будет вмещать всю ораву. А они, как будто им народу не хватает, еще и выигрывают в поединке Тодо. Каковой этим фактом более чем доволен.
Короткое знакомство с английскими моряками. Сестра Окиты могла бы стать профессиональным переводчиком. Попутно выясняется предназначение загадочных предметов, найденных на берегу будущими главкомом и его будущим замом в первой серии. И по ходу беседы наблюдательным моряком озвучивается основная идея как всех предыдущих, так и всех последующих серий: Japanese... They are strange.

Девятая серия.

Я на тебе никогда не женюсь. (с) Хидзиката в своем репертуаре.
Кондо становится отцом. Все в додзё по очереди возятся с младенцем, лучше всех получается у Окиты. Девочку патриотично назвали в честь родной деревни. Некоторым же деревенское происхождение Кондо не по нутру. Например руководству военной академии, где тот должен был начать преподавание.
Пока тот занят, у семи инструкторов ученики уже не знают, которого слушать.
В академии Кондо рекомендуют знать свое место и расстаться с иллюзиями.

Десятая серия.
Coming soon

Одиннадцатая серия.

Народ потихоньку начинает прощаться с родными и близкими, Нагакура – со старым другом, Тодо – с бывшим учителем, Хидзиката бы и рад попрощаться с текущей любовницей, но та никак не прощает(ся). И по традиции за безобразное поведение будущего замкома по физиономии получает Кондо. А еще Кондо в этой серии получил в подарок знаменитый меч (купленный, правда, по случаю на распродаже, зато от чистого сердца).
Всеобщее примирение в благородном семействе неблагородных кровей ознаменовалось совместной работой в огороде. А что, тоже нехудший способ праздновать мир.

Двенадцатая серия.


Ну наконец-то. Граждане отправились в Киото. С шумом, криком боем, но отправились. Кто за славой, кто за деньгами, кто проникнувшись идеями национального спасения, кто – потому что жена послала.
А Сутеске с собой не взяли.
Живая иллюстрация к поговорке "Не подмажешь - не поедешь" в национальном колорите и в исполнении Хидзикаты.

13-24

Тринадцатая серия .


Слышен голос командира: размещаться по квартирам! Кондо в роли квартирьера выглядит неблестяще. Что бы он делал без помощи товарищей! При размещении на постой мелочей не бывает. Вот например кто бы мог подумать, что давным-давно сгоревшая гостиничная пристройка может послужить поводом для серьезного конфликта с применением – как бы это сказать-то – нехолодного оружия. Серидзава наконец-то попадает в достойное его общество. Пернатое.
Хидзиката демонстрирует то ли гуманизм, то ли нежелание заниматься лишней бумажной работой. В любом случае, он в кои веки раз выступает на стороне Яманами.

Четырнадцатая серия.

Все, приехали. То есть, пришли в Киото. Серидзаву со товарищи, в число которых записали и Кондо, подсунули в дом опоздавшему на совещание из-за затянувшейся репетиции господину Яги. Вот до чего довело господина Яги его чрезмерное увлечение искусством.
Харада делится с товарищами своим знанием кансайского диалекта, например вместо кецу (задница) здешние жители говорят ойдо. Исключительно полезная информация (и правда немедленно пригодившаяся).
Если кит на слона налезет, кто кого сборет? А если сёгун с императором подерутся? Это, конечно смешно, но можно же рассуждать гипотетически... Оките этот вопрос не дает покоя.

Пятнадцатая серия .

Истинные намеренья Киёкавы предаются огласке. И вновь героям приходится решать, на чьей они стороне.
А господин Яги в полной мере ощущает масштабы своего невезения – все возвращаются обратно в Эдо, все, кроме его постояльцев.
Благодетель подкинул проблем, *sensored* . А как еще сказать по-русски «troublesome benefactor» (とんでもない恩人)? В итоге Киёкава бегает по городу, Серидзава бегает по городу, Кондо бегает по городу, еще куча народу бегает по городу... все бегают друг за другом, да еще и под дождем. Ну, не догнали, так хоть согрелись.

Шестнадцатая серия .

Кондо пишет письмо турецкому султа... домой. В письме говорится помимо всего прочего о удачном прибытии, но не говорится о проблемах, с которыми пришлось столкнуться, говорится о гостеприимстве семейства Яги, но представители последнего вряд ли разделяют его восторги, а уж насколько не в восторге представители местной власти, Кондо и сам не знает.
На сцене появляются: роковая женщина О-Умэ, роковой мужчина Кусака Генсуй, создающий проблемы и своему клану, и членам отряда, а так же мелькает Такасуги.
По ходу дела будущий Синсэн поступает на службу клана Айзу.

Семнадцатая серия .

Многострадальное семейство Яги устраивает спектакль "Хаси Бэнкей". Жизнеописание легендарного монаха в пьесе без слов на большую часть зрителей подействовало аналогично снотворному. Во время спектакля практически каждый выходил по делам, самым разнообразным. Некоторые дела были куда драматичней событий пьесы. Еще хорошо, как у них после спектакля речь зашла о высоком, как Серидзава проявил неожиданную эрудицию вовремя, а остальные не вовремя, и как Хидзиката потом ругался, типа, где же вы такие умные раньше-то были?
Да, народ никак не может определиться с самоназванием и переводит уйму гвоздей, меняя таблички на воротах.

Восемнадцатая серия .

Раздача слонов в виде должностей – на четырнадцать офицеров пришелся один рядовой.
Любительский матч по сумо, это объединяет не меньше интереса к женщинам. По крайней мере, так было задумано.
Жуб вышибли. Швиштяшший. (с)
Меня будить?! (с) оттуда же.
Как они Сайто за шкирку тащили на ринг... В принципе, его везде надо таскать за шкирку, в свободном агрегатном состоянии товарищ представляет собой молчаливую галлюцинацию.
Первый приказ, первая работа. Хорошо, что они эту доску разломали, стихи были не ахти какие.

Девятнадцатая серия .


Синсен старушку хоронил. В этой серии можно увидеть, как Кусака Генсуй в очередной раз проявлял свой дурной характер, как Хидзиката устанавливал связи с общественностью, как только что появившегося в отряде Cимаду, которого только за смертью посылать, посылали за священником, и как Сайто молился на ночь, да так, что только клочки летели по закоулочкам.
В конце проясняется число имеющихся у господина Яги сыновей. Окиту эта новость просто потрясла. А Кондо потряс рассказ о методах сравнительно нечестного отъема денег, практикующихся некоторыми неуважающими уголовный кодекс членами отряда.

Двадцатая серия .

У отряда появилась униформа. Та самая, стилизованная под 47 ронинов. Еще у отряда появляются новые члены, с которыми не соскучишься, надо сказать. А у старых членов отряда наблюдаются некоторые проблемы с математикой, стыдно, молодые люди, стыдно.
Народный танец в исполнении Кондо и его компании произвел неизгладимое впечатление на зрителей. Как и пение Хидзикаты. Не знаю уж, как у него там с устным счетом, но поет товарищ хорошо.
Хотя Серидзаву вся эта самодеятельность не слишком впечатлила.

Двадцать первая .

Командировка в Осаку. И опять Серидзава заваривает кашу, а Кондо расхлебывает. Это уже становится старой недоброй традицией. По ходу дела Окита впервые в бою ранит человека и испытывает по этому поводу смешанные эмоции. Неподобающие, по мнению большинства его коллег и товарищей. Но Окита прислушивается к мнению меньшинства.
Разнообразия ради это не гражданин Хидзиката пристает к женщине, а женщина (роковая) пристает к Хидзикате, причем безрезультатно.
В этой серии у отряда появляется флаг, тот самый, алая верность.

Двадцать вторая серия.

В этой серии рассказывается о том, как
Как Саеки Матасабуро собирался стать настоящим самураем, но по ряду причин не стал.
Как члены ополчения занимались производством сувенирной продукции.
Как Сутеске приехал записываться в отряд, а отправился в итоге смотреть матч по сумо.
Как военный комендант Киото пришел смотреть матч по сумо, а в итоге получил по шее.
И как Серидзава не пошел смотреть на суматори, а пошел в магазин Ямато с небольшой группой товарищей и с последствиями.

Двадцать третья серия.

Инцидент Хамагури. Кондо рад воспользоваться возможностью послужить родине. Хидзиката рад воспользоваться возможностью избавиться наконец от присутствия Кацуры, а Харада рад воспользоваться возможностью поразмяться. Ряд людей в высших эшелонах власти рад воспользоваться возможностью решить ряд внутренних проблем одним махом. Даже странно немного, как столь разнообразные интересы могут пересечься в одной точке.
И еще, патриотизм – дело хлопотное, не всегда приятное, а главное, очень мокрое.

Двадцать четвертая серия.

Плохо, когда тот, кто должен подчиняться, пытается командовать, но еще хуже, когда тот, кто должен быть лидером, боится принимать на себя ответственность. Так сказал Гендзабуро, обращаясь к Кондо.
Настоящий самурай всегда должен быть готов к смерти. Так сказал Серидзава, обращаясь к Хидзикате.
Дурак. Ты скоро умрешь. Так сказал попугай, обращаясь к Серидзаве.
Рождение знаменитого кодекса

25-36

Двадцать пятая серия.


Осень. Утиные стаи над Киото.
Главные действующие лица пытаются найти выход из неприятного положения. Неприятное положение, более известное как Серидзава, демонстрирует душевную щедрость, будучи готовым разделить свою могилу с Умэ.
А листья у кленов красные, как кровь.
В конце концов отряд получает новое имя.

Двадцать шестая серия.

Синсен приобрел определенную известность, так что новые люди приходят записываться в ополчение в массовом порядке. Причем люди такие, что даже бесстрастный по обыкновению Хидзиката теряет дар речи.
Старший из братьев Сандзюро претендует на главный приз в номинации "Самый жуткий смех".
А мы уйдем на север! (с) Рёма. В этой серии он встречает свою лучшую половину, по совместительству полу-тезку О-Рё.
Кондо произносит речь, Сутеске поступает в услужение, а мы получаем некоторое представление о методах беседы по душам с пристрастием, принятых на то время и место.
В финале – дэнс макабр.

Двадцать седьмая серия.


История о том, как Кондо обзавелся наследником, Окита – личной жизнью, а Харада так личной жизнью и не обзавелся (свидание в приемной врача – это романтично, ворованная редька вместо букета – это стильно, наследник, отнюдь не горящий желанием продолжить род – это поучительно). Еще о том, как Яманами впервые повысил голос, Сайто играл в волчок, Хидзиката продолжительно беседовал с невольным гостем ополчения, а Тодо участвовал в косплее.
На таком богатом фоне могла бы и потеряться сюжетная основа в виде антиправительственного заговора.

Двадцать восьмая серия.


Сакума Созо – явный сторонник французской школы семиотики.
Все прислушиваются к словам крупного мыслителя, кроме его собственного слуги (последний и прислушивался бы, наверное, если бы понимал, что тот говорит – см. выше).
Канун фестиваля Гион, облитый супом Кацура, и конечно же незабвенные жареные кальмары.
Ах да, еще бой в Икеда-я. Ничего так рубились, бодро.

Двадцать девятая серия.


Первая война с Тесю. Все в дыму.
Уже известно, что волевые женщины (обычно - старшие сестры), это страшно. Но кто бы мог подумать, что нашим героям встретится еще одна представительница этой породы?
История повторяется, причем все время как трагикомедия. Но большинство её непосредственных участников и творцов выводов не делает.
Есть мнение, что нация должна быть благодарна Кусаке Генсую. Или не должна – время их рассудит. Если потомки сочтут нужным сделать выводы из уроков истории.

Тридцатая серия.

Хидзиката пишет стихи.
Нагакура имеет возражения.
Яманами действует по собственному усмотрению.
Кондо делает нелегкое признание и произносит очередную речь.
Харада несколько переживает относительно участия в мини-мятеже.
Под конец все взаимопроникаются уважением и пониманием. Но на этом дело не заканчивается.

Тридцать первая серия.

Кондо со товарищи ездит домой. Но по делам и без подарков. Он, как кот Матроскин, экономить будет. Или почти будет. Но как, однако, выросла его дочка, и как она похожа на отца! По засовывание кулака в рот включительно. В это время Яманами встречает сначала Рёму, и даже прислушивается к его советам, а потом свою будущую женщину, и даже придумывает для неё имя.
История с петицией из прошлой серии имеет неприятные последствия – для всех вовлеченных. Хидзиката некоторое время даже не может выбрать одного человека, для которого эта история закончится совсем плохо.

Тридцать вторая серия .
Coming soon

Тридцать третья серия .
Coming soon

Тридцать четвертая серия .


Эта серия посвящена тонкостям отношений с женщинами.
Нагакура полагает, что встречаться с невестой своего покойного друга как-то не комильфо. Сутеске беспокоится, что если он женится на О-Рё, то Рёме будет немного обидно. Наверное. А Рёма заверяет Сутеске, что как-нибудь переживет это. Наверное. Жена Кондо и сестра Окиты приезжают в гости. За чем немедленно следует долгожданное торжество справедливости – за безобразное поведение Кондо бьют Хидзикату. Но Кацура-то, каков Кацура! Это он так о святости брака печется, или не может не подложить Кондо свинью?

Тридцать пятая серия.

Кацура довольно успешно торгует лапшей. Сутеске встречается в поединке с бойцами Синсэна, тоже довольно успешно.
Синсэн переезжает в храм. Монахи довольно невосторженно относятся к идее получить подобных квартирантов. Хорошо еще, у этих квартирантов очередной эрудит завелся в лице нового военного советника, он умудрился произвести хорошее впечатление на настоятеля.
Хидзиката так старается быть полезным Кондо, что любовница последнего даже ревнует.
Гендзабуро соврамши неподражаем.
Еще одна глава в истории отряда закончена.

Тридцать шестая серия.

Деньги решают все. (с) О-Мицу, хозяйка Терада-я. Рёма делает бизнес.
Трое граждан хулиганской ориентации любопытства ради залезли в монастырскую кладовку и как бы это сказать... крупно напортачили. Что интересно, подстрекателем выступал ради разнообразия не Харада. Но напортачил по-крупному все же именно он.
У Нагакуры таки появляется любовный интерес, романтические отношения Окиты перестают быть романтическими, но все же остаются отношениями (а невезучему командиру восьмой роты по-прежнему не везет).
Во время большого пожара в Киото рождаются идеи, которые обернутся пожаром на всю страну.

37-49

Тридцать седьмая серия.

Две версии одной истории. Хидзиката не боится выглядеть злодеем. А мы и не узнаем, что там было на самом деле, преступление и наказание или двойное самоубийство влюбленных.
В Америке все так делают! (с) Рёма. То, что все в Америке делают именно так, мало воодушевляет как Кацуру, так и Сайго, и целуются они с видимым отвращением.
Ох, и набегался Рёма во время этих переговоров! Так чего ж он хотел? Хотел стать мостом между непримиримыми кланами. А мост должен быть готов к тому, что по нему станут топтаться упрямые бараны.

Тридцать восьмая серия.


Наконец-то. Ну наконец-то. Если при таком образе жизни начинают посещать ночные кошмары, значит дело пошло на поправку.
Пятидесятисекундная зарисовка – игра в кости – и смех, и грех, и плакать впору. А результат игры и правда выглядел непрезентабельно, тут нельзя не согласиться с Масой.
Смерть хорошего человека. Впору только плакать.
И все это случилось только потому, что Хидзиката – все-таки никак не Кондо. Кажется, господин замком больше всех в конце концов переживал, что он во всех смыслах только заместитель.

Тридцать девятая серия.

Вторая война с Тесю. И этим почти все сказано. Свадьба Харады. И этим сказано все остальное.
Если темной киотской ночью идти по улице, остановиться и резко обернуться, то за спиной у вас гарантировано окажется молчаливая галлюцинация в характерной униформе. И в столбе лунного света, разумеется.
Было у них в отряде поначалу целых три брата Сандзюро. После событий этой серии, подозреваю, их количество будет описываться числом дробным (полтора землекопа...).

Сороковая серия.

Г-н фукутё уверен в том, что у пренебрежения должностными обязанностями не может быть никаких оправданий, наверное, даже безвременная кончина не может быть уважительной причиной неявки на службу. Но при попустительстве Кондо невольным нарушителям всё все же сошло с рук.
Ученье – свет, неученье – тьма. Золотые слова. Учите иностранные языки, и не будете попадать в неловкие ситуации. Такеда вот попал, потому что не знал, что английский – это язык международного общения.
Примета: как новый год встретишь, так его и проведешь. Похоже 1868 год будет для Ито Каситаро не самым удачным.

Сорок первая серия .


Человеку можно доверять только в самом крайнем случае. (с) управдом Хидзиката.
А Кондо с ним не согласен, он считает, что каждый имеет право на второй шанс.
Смерть не очень хорошего человека, который в сериальной версии все-таки не настолько плох, насколько судя по дошедшей до нас информации, был в жизни. С другой стороны, в жизни ему не предлагался шанс начать с начала.

Сорок вторая серия.


Следующий правитель страны будет избран в результате демократических выборов. В Америке делают именно так! Кто знает, может всенародным избранником станет Тодо, а может, даже Сутеске. Что характерно, товарищи Рёмы по альянсу Сацума-Тесю его восторги как-то не разделяют. Да, может, Сутеске и не суждено стать президентом Японии, но кое-чего он уже достиг – впервые услышал от Кондо слова благодарности.
Лекция про четыре стадии хитокири. И зачем приставать с глупыми вопросами, если и так видно, что пошла пятая?
Картину, подареную Рёме, жалко. Произведение искусства забрызгало кровью. В наши дни реставраторы не стали смывать пятна, так она и выставляется.

Сорок третья серия.

Свалка у Абуранокодзи. Вообще-то тут и говорить больше нечего. Черная страница в истории отряда.

Сорок четвертая серия.

Аптекарская культура в Японии явно не на высоте. Честно говоря, сильно сомневаюсь, что женьшень можно хрумкать как морковку. Да и горький он на самом-то деле.
Окита признается, что всегда хотел быть похож на Сайто - быть настолько же невозмутимым и может быть даже бесчувственным.
Ирония ситуации - горче женшеня.

Сорок пятая серия .
Coming soon

Сорок шестая серия .
Coming soon

Сорок седьмая серия.

Есть мнение, что любой обман рано или поздно раскрывается. В даном случае скорее поздно, чем рано, всплывает история с сувенирными веерами, но наказания не воспоследовало - теперь это лишь повод для ностальгии.
Сутеске дорвался до вожделенной униформы. Что случилось тоже поздно, гораздо позднее, чем он рассчитывал, но кажется все-таки раньше, чем полагал его друг детства (что угодно может быть раньше, чем "никогда").
Филателисты разбредаются со страшной силой: от группы, в свое время отправившейся в Киото за судьбой, осталось только двое. В связи с последним фактом Сайто произносит речь, в которой больше десяти слов зараз, что само по себе событие.

Сорок восьмая серия.


Кондо и Хидзиката идут на рыбалку, Нагакура встречает привидение, Харада пристает к черепашьему семейству. Гражданин Арима так поглощен тренировкой, что не сразу замечает, что его отправили разъяснять заведшихся в окрестностях лиц вооруженных и не исключено, что опасных.
В принципе, о серии лучше говорить цитатами:
– Это только начало.
– Ну и что все на меня уставились?
– Здорово я вас напугал, а?
И еще, конечно:
– Давно не виделись, Кано-кун.
– Давно не виделись, командир.

Сорок девятая серия.

Долгое прощание.
Tags:
 
 
 
kvthe_kv on August 31st, 2007 10:32 pm (UTC)
Монументально.
Дистант Скайd_sky on August 31st, 2007 11:15 pm (UTC)
Неа, это скорее галопом по европам.

ЗЫ Как получается дружить со сэндспэйсом в плане "Кошачьих глаз"?
kvthe_kv on September 1st, 2007 09:37 am (UTC)
Не, ну тогда можно сразу сценарий целиком размещать :)

PS Каюсь. Еще не добрался. Мой моск окончательно и бесповоротно съеден каваем. Не далее как вчера ночью осилил азумангу. Но я помню, я буду.
Дистант Скайd_sky on September 1st, 2007 06:54 pm (UTC)
Каваем... мамма миа...
И этот человек запрещает мне ковыряться в носу.То есть говорит, что не готов смотреть на школьные романтические комедии...


* Но я помню, я буду.
Еще раз удачи в этом нелегком начинании. :) Если что, могу дать посмотреть, весь сериал влезает на один дивидюк.
kvthe_kv on September 1st, 2007 08:28 pm (UTC)
ну я, конечно, не берусь судить о потенциальной запущенности собственного случая (все-таки это первый случай пиобщения к однозначному каваю), но по-моему регулярное желание придушить осаку симптоматично.
хотя тё-тян рулит неимоверно. а уж вечно покусанная сакаки-сан - это ваще каваище :)

на дивидюк, это, конечно, идеальный вариант, но вспоминая судьбу злоключений товарища минамото, проявлю дежурный пессимизм и предположу, что шанс встретиться настанет только когда координаты будут принудительно совмещены некими высшими силами. я, кстати, теперь на полежаевской. еще не совпали?
Дистант Скайd_sky on September 1st, 2007 09:05 pm (UTC)
Ооооо-о-осака! Осака прекрасна. Осака - это диагноз. :)

А что товарищу минамото может сделаться сверх того, что уже сделалось? Лежит себе, есть не просит...
На Полежаевской мне, конечно, делать нечего, я даже не уверена, что знаю, где она находится. Меня скорее на Ленинском можно застать. Или в районе Третьяковки. Или там, где попросят, лишь бы неу черта на куличках. :)
Lilas777lilas777 on September 1st, 2007 07:41 am (UTC)
Блестяще! Браво, браво! С трепетом ожидаю дополнений и продолжения :)!
Дистант Скайd_sky on September 1st, 2007 07:00 pm (UTC)
Да какое уж тут продолжение, равзе что путеводитель по дополнительному эпизоду написать..
Antrekotel_d on September 11th, 2007 12:49 pm (UTC)
А можно будет это уволочь? Когда будет готово?

С восхищением,
Антрекот
Дистант Скайd_sky on September 13th, 2007 07:49 pm (UTC)
Прошу прощения, но это было два вопроса или один?
Если один, то да, после того, как текст приобретет окончательную форму, его можно ну хотя бы уволакаивать.
Если два, то на втрой я затрудняюсь ответить. Ответ "когда выйду из трудового забоя" слишком расплывчатый.

Но в любом случае любопытно: а куда?
Antrekotel_d on September 14th, 2007 01:41 pm (UTC)
Ох, простите.
Это один вопрос. В сообщество, естественно. В shinsengumi_ru
Если Вы не предпочтете сами это туда положить.

С уважением,
Антрекот
Дистант Скайd_sky on September 15th, 2007 03:58 pm (UTC)
Re: Ох, простите.
Меня беспокоила мысль, что рассказ о сериале имеет куда большее отношение к собственно сериалу, чем к теме сообщества. Но почему бы и нет?

Как только появится должный объем свободного времени, допишу и положу.